Артем БЛОШЕНКО: «Пока держу себя в руках»

Aртeм БЛOШEНКO прoвoдит трeнирoвку мужскoй кoмaнды нa oлимпийскoй бaзe в Кoнчa-Зaспe. Фoтo aвтoрa

Нaкaнунe чeмпиoнaтa Eврoпы в интeрвью «СЭ» aвтoр лучшeгo срeди укрaинскиx дзюдoистoв рeзультaтa нa Oлимпиaдe в Риo (пятoe мeстo в вeсe дo 100 кг) Aртeм Блoшeнкo рaсскaзaл, кaк eму рaбoтaeтся в дoлжнoсти стaршeгo трeнeрa мужскoй сбoрнoй Укрaины.

 

— Пo нaшим дaнным, этoт чeмпиoнaт Eврoпы мог стать для вас десятым по счету как для спортсмена. Нет сожалений, что поменяли возможность отметить юбилей на татами на тренерский мостик? 

 

— Ничего, откроем новый счет. (Улыбается). Должен был стать десятым как для спортсмена (кстати, сам никогда свои чемпионаты не считал), станет первым как для тренера.

 

Вообще, это достаточно распространенная практика в мире, когда с татами сразу на тренерский мостик переходят.

 

Другой вопрос, что не все спортсмены хотят стать тренерами. Кстати, не знаю почему. Лично я всегда хотел! Точнее хотел в первую очередь остаться в спорте, потому что не представляю, как можно посвятив ему всю свою жизнь, резко взять и развернуться в какую-то другую сторону.

 

Были мысли после окончания карьеры набрать группу детишек и сделать все так, как я вижу. Ничего, думаю, это еще впереди. 

 

— Насколько неожиданным было для вас предложение возглавить мужскую команду?  И как тяжело или, может, наоборот легко вам было на это решиться? 

 

— Предложение было достаточно неожиданным. Виталий Викторович Дуброва позвонил и сказал: «Мне надо с тобой поговорить». Когда мы встретились, он мне предложил несколько вариантов. Но обстоятельства сложились так, что остался только один — стать старшим тренером. Старшим же, правильно? Чтоб он не решил, что я его подсиживаю. (Смеется).

 

Думал я долго, потому что, честно признаться, собирался еще чуть-чуть побороться. Но так как травма плеча меня сильно беспокоила, я понимал, что выдержать еще один цикл будет тяжело. А работу старшего тренера мне точно каждый год предлагать не будут. В общем, согласился. 

 

— Вспомните, ваш первый турнир и первый выход в роли секунданта? Что это были за ощущения?

 

— Это было в феврале на Континентальном кубке в Португалии. Мы повезли туда большой состав. С кем-то выходил я, с кем-то — Виталий Викторович. Первым спортсменом, которому я секундировал, если не ошибаюсь, был Геворг Хачатрян. Благодаря ему же я впервые костюм на соревнованиях примерил. Но первый блин получился комом. Геворг свою схватку за третье место проиграл. Ничего, надеюсь на европейском чемпионате в костюме уже будем брать медали. 

 

— Виталия Дуброву не раз удаляли с тренерской «биржи» во время соревнований. Вы уже успели испытать на себе судейский гнев — праведный, а местами и не очень?

 

— Пока нет, держу себя в руках. (Улыбается). Но я понимаю Виталия Викторовича. Тренер тоже испытывает волнение, хотя оно совсем другое, не такое как у спортсмена. Иногда просто невозможно сдержать эмоции. Думаешь: «Ну вот же сделай этот прием!» Со стороны оно всегда виднее и как будто легче. Но на самом деле на татами никогда легко не бывает, сам там недавно стоял и все прекрасно понимаю. 

 

— Кстати, какой у вас сейчас вес? Могли бы в случае необходимости поспарринговать Александру Романюку, который будет выступать в вашей весовой категории до 100 кг на чемпионате Европы?  

 

— Вес я поднабрал, сейчас у меня около 110. Но на дне борьбы на татами выходил. 

 

— Расскажите детальнее о своем приемнике на чемпионате Европы?  И может вы видите еще кого-то, кто в ближайшее время сможет перехватить у вас эстафету в категории до 100?

 

— Александр Романюк — спортсмен среднего уровня. Цели взять медаль мы перед ним на чемпионате Европы не ставим. Его задача показать в Варшаве хорошую борьбу и сделать максимум того, на что он способен. Еще в этом весе у нас есть Антон Савицкий. Он был призером юниорского чемпионата мира два года назад. Но потом перенес операцию на колене, и еще полностью не восстановился. Но перспективы у него хорошие. 

 

— То, что вы сами еще совсем недавно находились по другую сторону татами, и, пожалуй, со всеми, за исключением совсем юных Сергея Кривчача и Богдана Ядова, ездили на соревнования как одна команда, больше помогает или мешает в тренерской работе?  

 

— Особых помех нет. В зале ребята ко мне обращаются по имени отчеству — Артем Алексеевич. А за его пределами мы общаемся как раньше. Надеюсь, и в дальнейшем проблем не будет. Команда у нас дружная, коллектив хороший.

 

— У вас есть целая коллекция из пятых мест на крупных турнирах — чемпионате Европы (2010), чемпионате мира (2009) и Олимпийских играх (2016). На самом деле этим результатам многие дзюдоисты могут только позавидовать. Вряд ли, конечно, будут завидовать Георгий Зантарая и Яков Хаммо, но, справедливости ради, заметим, что они выступили куда скромнее в Рио. Основываясь на своем спортивном опыте, уже как тренер, что постараетесь донести до своих подопечных, чтобы им таки удалось сделать этот заветный последний шаг к пьедесталу? 

 

— Олимпийские игры — это совсем другие соревнования, я бы сказал, какие-то зачарованные. Кто там совладает с собой, тот и выступит на достойном уровне. Задача тренера, я считаю, подвести спортсмена к ним в максимальных физических кондициях и найти нужные слова непосредственно перед выходом на татами. Старт очень ответственный, раз в четыре года, на пьедестал хотят все, а места там всего четыре. Поэтому очень важно успокоить спортсмена, чтобы он заранее не перегорел. Надеюсь, нам удастся к каждому найти подход и показать достойный результат в Токио-2020. 

 

— Сформулирую вопрос иначе, а чего тогда не хватало вам: физической готовности, технического арсенала или тех самых нужных слов тренеры не нашли?

 

— Мне кажется, все гораздо проще. Чувствовал я себя хорошо, мне банально не хватало спортивной удачи, а это тоже, знаете, немаловажно. 

 

Анна САВЧИКСпорт-Экспресс в Украине

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.