Борис ГЕЛЬФАНД: «Мне очень помогли советы Кройфа»

Я вooбщe мнoгo чeму у нeгo нaучился. — Глaвнoe, чeму oн учил, — этo oснoвa любoгo клубa, любoй кoмaнды — этo спoртсмeн, a нe чинoвник, зaдaчa кoтoрoгo oбeспeчить спoртсмeнa услoвиями. Тe жe гoллaндцы, тa жe «Бaрсa» игрaeт в ни с кeм нe срaвнимый футбoл, и я тaкжe стaрaюсь дeйствoвaть в шaxмaтax. Этo был глaвный принцип гoллaндцa, oн дaжe из-зa этoгo в свoe врeмя ушeл из «Бaрсeлoны».   Сaмoe глaвнoe — этo имeть и сoxрaнять свoй стиль.
Тeкущий рeйтинг ФИДE — 2743 (19).
  — Мoжeт быть, устрoить рeвoлюцию и выйти из фeдeрaции?
Мoя дoчь Aвитaль oбучaлaсь шaxмaтaм пo этoй прoгрaммe 3 гoдa и рeгулярнo учaствуeт в пeрвeнствe гoрoдa срeди шкoл.   — Пo стaтистикe пoслe мoeгo мaтчa с Виши кoличeствo дeтeй в стрaнe, кoтoрыe зaнимaются шaxмaтaми, увeличилoсь в чeтырe (!) раза. В моем городе Ришон-ле-Ционе уроки шахмат преподаются в 30% детских садов и школ.
— Что еще было интересного в роте?  
  — Да нет, все было очень ровно. Не было у меня друзей по двору, из класса. Дело еще в том, что я общался в основном с теми, кто занимался шахматами.
  — Стойте, стойте, а при чем тут вообще Бакро?
Вот он меня и близнецов легко отпускал, а Смирина невзлюбил, причем серьезно так невзлюбил.   Думаю все — убивать сейчас будет. Вообще с боксером этим сложились хорошие отношения. Оказывается, что сержант хотел классно играть научиться и знал, что лучше шахматиста его никто не натаскает. Нас, значит, в город, а рядового Смирина в наряд на кухню.
Страшно было? — Вам и в армии советской пришлось послужить.  
— Шахматисты небогатый народ.   Какие воспоминания из детства отложились прежде всего?
  Так что можно сказать смело, что это главное достижение в карьере. Для меня это была главная цель. А праздничный ужин с друзьями после победы до сих пор помню в деталях. — Я всю жизнь шел к этому.
Мало того что после его выхода на матч на первенство мира вся страна заговорила о шахматах, так и после его переезда сборная Израиля стала фаворитом в борьбе за медали на крупных турнирах.   Уроженец Минска, эмигрировавший в Израиль, он принес мировую славу в шахматном мире своей второй родине.
Шахматами начал заниматься с шести лет.  
Третья — я дал интервью казахстанской прессе, которое им не понравилось. И если Илья Смирин и Эмиль Сутовский имеют право на помилование, то пока я не извинюсь перед этим господином, то путь в сборную мне заказан. Четвертое — в день шахмат, 20 июля, всем ведущим шахматистам страны были разосланы письма, что из-за того, что я якобы так глубоко оскорбил господина Пората, Борис Гельфанд исключен из команды навсегда. — Ничего не понимаю. Почему они озвучили в прессе именно эту фамилию — неизвестно.  
— Какой-то театр абсурда. И что теперь?  
— Вернемся к памятному матчу. Часто вас преследует тот кошмар?  
 
Может быть, поэтому я так завелся по поводу конфликта с Федерацией шахмат Израиля. И вот тогда я влюбился в оранжевых. Для меня неизгладимое впечатление оставил финал чемпионата мира 1978 года, когда встречались Аргентина и Голландия. — В советское время международный футбол мало где можно было увидеть.   И вообще я стал болеть за все команды, к которым имел отношения этот великий мастер: сборная Голландии, «Аякс», «Барса». Но все-таки иногда что-то посмотреть удавалось.
Вот чемпион мира Магнус Карлсен сделал символический удар в начале матча любимого «Реала»… — Вы не мечтали встретиться с любимой командой?
С 1998 года в международных турнирах представляет Израиль. Провел свыше 2500 партий за шахматной доской.  
МЕНЯ ВЫКИНУЛИ ИЗ СБОРНОЙ
 
И мне было очень приятно, что два именитых тренера пришли на матч и наладили там отношения. Мы знаем, что многие именитые наставники неплохо разбираются в нашей игре, и Гвардьола входит в их число. Лобановский, Бенитес, Венгер, Бышовец, Гаджиев — список можно большой составить. Причем Бышовец болел за Виши, а Гаджиев за меня.   — Была такая мысль, когда в команде работал Гвардьола, но не сложилось.
КАК-ТО Я СЫГРАЛ НА СМИРИНА
Сборная Израиля играла в сильнейших составах на Олимпиадах начиная с 1935 года, когда еще не было создано само государство. И вдвойне смешно, что, говоря об омоложении, федерация даже не посылает шахматистов на первенство мира до 20 лет. Он заявил в прессе, что молодой Карлсен разгромил в матче на первенство мира старика Ананда. А сейчас эту традицию прервали.  При этом на наше место позвали игроков, которые закончили карьеру и перешли на тренерскую работу. И мы — федерация Израиля будем делать ставку на молодежь. — Я представляю свою страну и своих болельщиков шахмат и в другую федерацию переходить не собираюсь.
— Почему?  
Май 2012 года.   Борис ГЕЛЬФАНД в матче за звание чемпиона мира против Виши АНАНДА. Москва.
 
Конечно, если бы не оступился, то был бы хороший шанс стать чемпионом мира. — Конечно, вспоминаю о ней, куда тут деться.   И я сделал из него выводы, Да, конечно, нужно признать, что я не справился со своей победой днем ранее, не смог я ее, к сожалению, пережить.
Борис ГЕЛЬФАНД
  — А вообще популярны ли шахматы в Израиле?
  — Вы не пытались идти на компромисс?
  Чего добивается господин Порат? Но они и это отвергли, придумывая что-то новое, лишь бы не посылать сильнейшую сборную на Олимпиаду. Предложил даже, чтобы мы совершенно бесплатно занимались с молодежью, передавали бы им опыт. — Еще как пытался.
Тогда они выбросили из команды и меня. И могли бы проявить жесткость? Они твердо держались позиции, что они власть, что как они решат, так и будет, а мы — гроссмейстеры — никто. Я и проявил, сказал, что поеду только сильнейшей командой, назначенной уважаемым капитаном Алексом Каспи, и не допущу, чтобы игроков выбрасывали по прихоти чиновников.   — Вы все-таки авторитетный шахматист.
НЕ СМОГ ПЕРЕЖИТЬ ПОБЕДУ
Чемпион СССР 1985 года среди юношей.   В том же году получил звание гроссмейстера. В 1989 году вошел в десятку сильнейших шахматистов мира. Победитель шахматной олимпиады-1990 в составе сборной СССР.
«Ну пошли за мной». — Да уж, не самое приятное времяпровождение. Под Минском стояла наша спортрота. Заводит меня в комнату и закрывает дверь. В казарме никого, кроме него, он так на меня смотрит недобро и спрашивает: «Шахматист?» Отвечаю утвердительно. «Еврей?» Я опять головой киваю. Захожу в первый раз в казарму, а там сидит сержант-боксер.   Расскажу пару баек.
 
Я в сердцах махнул рукой — пусть победит сильнейший. С одной стороны — любимые оранжевые, с другой — почти вся «Барса» в полном составе.   — Самый сложный футбольный матч в плане боления?
Он — победитель множества супертурниров, постоянный участник розыгрыша мировой короны, а пять лет назад он, казалось, совершил невозможное. Я никогда не встречал гроссмейстера, который бы так фанатично любил шахматы.  
Партию не помню, но я знал, что концентрации соперника хватает минут на пять. И просто как в «1001 ночи» рассказывал сказки, забалтывал и собирал урожай из подставленных фигур. Илюшенька был спасен. Я обычно давал гигантскую фору сержанту — две ладьи, но все равно выигрывал, а тут он сверху запросил еще и коня. В принципе ничем не рисковал, кроме как выходным Смирина, но победить ради товарища хотелось.  
Жаль, что не вошла в альбом Тимура, но иногда я ее слушаю, и она поднимает настроение. Он часто приезжает ко мне в гости в Израиль.   Песня получилась очень остроумной, Шаов — большой талант, так же и капитан чемпиона Молдавии по шахматам клуба «Перфект». — Кстати, на том матче был еще один ваш друг, знаменитый бард Тимур Шаов. Если не ошибаюсь, он специально для вас тогда написал песню «О, только если вправду надо, ощипать того Ананда, — ты возьми меня в команду».
  — А как вы вышли на этот матч! А ведь есть в истории шахмат много выдающихся гроссмейстеров, кто так и не прошел отбор. Уже тот факт, что вы сделали это, вам не льстит? Это же фантастика, заслужить такое право в возрасте 43 лет, когда шахматы так помолодели.
  Дело в том, что в нашей федерации сменилось руководство. К власти пришли Даниэль Порат и Гиль Боруховский. Участие в Олимпиаде и профессиональные шахматы в общем были отодвинуты в списке приоритетов на одно из последних мест. — Да, это так.
— Не тяжело было в школе, во дворе?   Шахматистов не очень жаловали, шпана часто задиралась, мол, «ботан», очкарик, гроссмейстер.
 
«СЭ»)… Первая, что у них нет денег. — Они огласили четыре причины, по которым я исключен из команды, каждая из которых противоречит другой. Вторая, что для них дело принципа предоставить мне условия не лучше, чем у Бакро (один из сильнейших французских гроссмейстеров, тем не менее не участвующий в Олимпиаде.
Кирилл ЗАНГАЛИС, Спорт-Экспресс
  — Еще с прошлогоднего чемпионата Европы в Исландии. И средств на то, чтобы отправить в Рейкьявик одну из лучших сборных мира, в казне нет.
Так вот, она мне всегда делала замечания, когда я оставлял свою партию, быстро сделав ход, и шел смотреть на другие доски.   Я еще после победы в претендентах сказал в интервью, что мне очень жаль, что папа не дожил до этого момента. — Часто вспоминаю партии с отцом. Так вот, когда я ему проигрывал, горько плакал. Не забуду, как меня ругала бабушка. Мы ходили на занятия к моему первому тренеру Эдуарду Зелькинду. Конечно, думали, что нужно сделать из меня «технаря», но потом поняли, что я твердо решил идти по этому пути, и только помогали мне в этом. Он был моим главным болельщиком. Бабушка обращалась к тренеру, чтобы он меня вернул за доску и я бы продолжил думать. Ну а он ей отвечал, что пока Боря бегает, он придумает на ходу гораздо больше, чем сидящий напротив соперник.
  С этой темы и начался наш разговор. То, что команда завоевала серебро в 2008-м, бронзу — в 2010-м и за десять последних Олимпиад девять (!) раз была в десятке, — огромная заслуга Гельфанда.
 
Родился 24 июня 1968 года в Минске.  
— Если честно, я не совсем понимаю, как дело дошло до такой ситуации.  
— Ничего. Ценность международных успехов они мало понимают.  
  Участник 11 шахматных олимпиад. Победитель турнира в Вейк-ан-Зее (1992), матча претендентов (2011), «Гран-при» в Лондоне (2012), «Гран-при» в Париже (2013), Мемориала Таля (2013), Мемориала Алехина (2013). Обладатель Кубка мира (2009). За карьеру выиграл более 30 турниров.
 
  Но так, как вы переживаете за «Барселону», — это нечто! Почему именно иностранная команда, а не, скажем, минское «Динамо»? «Это вы в армии главные, — говорил он с наслаждением, — а здесь мы с Борей командуем, ведь мы мастера, а вы только КМС, так что быстро расставляйте фигуры и заводите часы». А мы со Смириным не привыкли шагать в строю, двигались расхлябанно, за километр можно было остановить и назад в часть отправить. — Валера и Дима Атласы были сержантами, а мы — рядовыми. Откуда такая любовь? Так вот Валера и Дима на нас по-настоящему кричали и стоили в шеренгу. Когда шли в отгул, то нужно было действовать осторожно, везде ходили строгие патрули.
К огромному сожалению для Гельфанда, он уступил на тай-брейке… В 43 года Борис Абрамович победил в претендентских баталиях и вышел на матч жизни с чемпионом мира Вишванатаном Анандом. Классическая часть того поединка завершилась вничью — 6-6.
 
 

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.