Любовь БАРСУКОВА: «Фразу «Сейчас получишь» итальянские спортсмены выучили очень быстро»

Любoвь БAРСУКOВA сo свoим итaльянским учeникoм Джoвaнни ТOЧЧИ. Фoтo: federnuoto.it

Нa чeмпиoнaт Eврoпы, кoтoрый прoxoдил с 12 пo 18 июня в Киeвe, зaслужeнный трeнeр Укрaины Любoвь Никoлaeвнa Бaрсукoвa приexaлa в сoстaвe дeлeгaции Итaлии.

 

Ужe вoсeмь лeт кaк oнa рaбoтaeт в этoй стрaнe, a тoчнee в клубe гoрoдa Кoзeнцa. Сaмый извeстный ee итaльянский учeник 22-лeтний Джoвaнни Тoччи, oблaдaтeль кoллeкции из трex зoлoтыx нaгрaд юниoрскoгo пeрвeнствa кoнтинeнтa (2011, 2012), финaлист чeмпиoнaтoв мирa (2013, 2015).

 

В прoшлoм гoду oн принeс мужскoй сбoрнoй Итaлии пeрвую зa сeмь лeт мeдaль чeмпиoнaтa Eврoпы (сeрeбрo нa мeтрe, Лoндoн-2016), a зaтeм зaнял шeстoe мeстo нa Oлимпиaдe в Риo в синxрoнныx прыжкax с трaмплинa с Aндрea Кьярaбини. 

 

O тoм, чeм итaльянскиe спoртсмeны oтличaются у укрaинскиx, чтo oбщeгo у Джoвaнни Тoччи с лeгeндaрнoй Тaнeй Кaньoттo, a тaкжe кaк слoжилaсь судьбa сaмыx титулoвaнныx учeникoв Любoви Бaрсукoвoй, призeрoв чeмпиoнaтa мирa (2001, 2003) и чeмпиoнoв Eврoпы (2002 2004) Aнтoнa Зaxaрoвa и Рoмaнa Вoлoдькoвa, oнa сaмa рaсскaзaлa в интeрвью «СЭ». 

 

ПO-ИТAЛЬЯНСКИ ЗНAЛA ТOЛЬКO СЛOВO «ЧAO» 

 

— Я в этoм бaссeйнe впeрвыe, и дoлжнa признaть, oн прoстo шикaрный, — нe скрывaлa свoeгo вoстoргa услoвиями в Цeнтрe спoртa «Ликo» Любoвь Бaрсукoвa, — Здeсь eсть всe, для того, чтобы тренироваться и показывать результат. Зная наши реалии, честно скажу, я такого не ожидала, хотя слышала, что комплекс хороший, с современным оборудованием. А еще в нем есть зал для «сухой» подготовки. В Европе во многих клубах с этим проблема, есть только территория для разминки, как и у нас в Козенце. В общем, это большой успех для Украины. 

 

— Впечатления представителей итальянской команды совпадают с вашими? Или итальянцы — народ более прихотливый в плане условий проведения соревнований, проживания, питания, и.т.д.? 

 

— Бассейн всем понравился. Были, правда, вопросы по трамплинам, потребовалось время, чтобы к ним привыкнуть. Гостиница — хорошая, питание — более-менее. Обеды нормальные, с ужинами ситуация чуть похуже, потому что небольшой выбор. Хотя будь у итальянцев выбор, они бы однозначно сделали его в пользу своей же кухни. 

 

— Ваши подопечные успели посмотреть Киев?

 

— Да, мы устроили спортсменам небольшую экскурсию по Киеву. Проехали автобусом, который нам предоставила федерация, до Европейской площади, оттуда прогулялись до Майдана Незалежности, посмотрели Софийский и Михайловский соборы. Дальше прошлись по Андреевскому спуску. Ребятам все очень понравилось, только те, которым предстояло на следующий день выступать, очень переживали, что пришлось много ходить пешком. Зато когда они выиграли золото, сказали, что теперь в каждом городе будут на экскурсию ходить.  

 

— Сейчас вы достаточно свободно общаетесь со своими учениками на их языке, а как обстояли дела восемь лет назад, когда вы только переехали в Италию?

 

— Ужасно. Я знала по-итальянски только одно слово «чао». Объясняться приходилось на языке жестов. Я мертвая приходила после тренировки и сразу отключалась. Изъяснятся так, чтобы меня понимали, начала примерно через год. 

 

— А ваши итальянские воспитанники какие-то русские слова выучили?

 

— «Сейчас получишь» —  это и ученики, и их родители, быстро запомнили. (Смеется). На самом деле, как только планируется поездка в русскоязычную страну, они сразу загораются энтузиазмом, мол надо учить русский язык. Я говорю: «Так в чем дело, учите!» Но потом этот порыв постепенно сходит на нет. И все сводится к тому, что они просят напомнить им, как будет по-русски: «я тебя люблю» и «ты — красивая». Ну еще они считать умеют до двадцати. 

 

В ТАНЦЕВАЛЬНОЕ ШОУ ДЖОВАННИ ПРИГЛАСИЛА КАНЬОТТО

 

— Насколько итальянская система взаимоотношений тренер — ученик отличается от нашей, или здесь, как и в других сферах, все зависит от человека?

 

— Спортсмены во всех странах одинаковы в своем стремлении выигрывать, но национальный менталитет безусловно накладывает отпечаток. В Италии ученики более послушные. Есть определенные правила, и они им следуют, вы удивлены? Да я и сама, если честно, поначалу удивлялась. Конечно, итальянцы опять же в силу своего менталитета более свободные, могут даже с главным тренером пошутить, но есть черта, за которую они не позволяют себе переступать.

 

— Может, в данном случае это особенность не столько менталитета, сколько клубной системы: все-таки, когда человек сам платит за свои тренировки у него и отношение к ним другое? 

 

— Не думаю, что дело в этом. Хотя плюс клубной системы в том, что мы, тренеры, всегда можем обратиться к родителям спортсмена, если нужно на него повлиять, потому что они платят приличные деньги и естественно заинтересованы в успехе. Тот, кто показал результат, освобождается от клубных взносов. Помимо этого ведущие спортсмены получают зарплату в спортивных клубах различных Вооруженных сил Италии. Есть карабинеры, есть фьямме оро, а есть эзерчито, к последним принадлежит и мой ученик Джованни Точчи. 

 

— Скажите, а спрашивал ли он ваше мнение и брал ли разрешение у своих армейских руководителей на участие в телешоу Dance Dancе Dance вместе с Таней Каньотто? 

 

— Бесспорно, даже прежде, чем дать интервью, нужно обязательно получить добро от армии. На первое шоу у меня получилось поехать вместе с мамой Джованни. Он — молодец, я его такого увидеть не ожидала. У прыгунов в воду хореографии как таковой нет, а человеку, который никогда раньше танцами не занимался, очень непросто выучить и запомнить все эти движения, но он смог. Это при том, что утром обычно у него была еще и тренировка в бассейне, там же в Риме. А после обеда — уже хореография, танцы и прочее. Вообще, изначально в это шоу пригласили Таню, а она уже выбрала себе в партнеры Джованни. 

 

— Наверное, разглядела у него танцевальные способности во время вечеринок? 

 

— Нет, не поэтому. Просто он очень хороший человек. И они оба привыкли выкладываться по полной. Таня всегда была примером для Джованни. Да что там для всех итальянских и не только итальянских прыгунов в воду она пример. В общем, просто красавица! В Больцано, городок ведь маленький, ее на улицах узнают, да и по всей стране она очень популярная личность.

 

— Можете вспомнить каким Джованни Точчи был при вашей первой встрече и сразу ли было понятно, что именно с ним вы можете добиться серьезных успехов?

 

— В принципе меня и пригласили в Козенцу, чтобы тренировать Джованни. Это был январь 2009-го. Ему тогда было 14. Способный мальчик, но тренером у него был простой инструктор. И только пару раз в месяц приезжал специалист из Рима. Джованни тоже в свою очередь ездил туда на сборы. А потом, когда появилась возможность, пригласили меня. Через восемь месяцев ко мне присоединился муж, и мы продолжили работать вместе.

 

ЕСЛИ У ИТАЛЬЯНЦЕВ ЧТО-ТО НЕ ПОЛУЧАЕТСЯ, ТУШИТЕ СВЕТ

 

— Что вам больше всего нравится в работе с итальянцами? 

 

— Что зачастую достаточно вселить в спортсмена идею, и он будет работать. У итальянцев, если есть стимул, причем, любого уровня, они будут вкалывать по полной. Это качество лично меня очень подкупает… (в этот момент наше интервью пришлось прервать, поскольку начиналась тренировка на трехметровом трамплине, и вместо часа с небольшим она растянулась на два, это непосредственно для Джованни Точчи. Потому что он начал прыгать одним из первых, а закончил чуть ли не последним. — Прим.А.С.

 

— Для вас это обычная практика, — возобновив беседу, поинтересовалась я у Любови Барсуковой, — Или же сегодня был особенный день? 

 

— Скорее неудачный. У Джованни не получался наскок, а этот элемент очень важен. Если промазываешь наскок, значит, уже не можешь сделать прыжок как нужно. А программа сложная, чтобы ее исполнить, наскок должен быть хорошим. Все спортсмены нервничают, когда с ними такое случается. 

 

— Но итальянцы наверное нервничают все-таки особо живописно?

 

— Джованни сразу выносим за скобки, это все-таки спортсмен высокого класса, и работа с ним ведется на другом уровне. Но вот основная масса детей, особенно тех, которые только начинают показывать результаты и завоевывать медали на международных соревнованиях, это да. Им надо, чтобы у них каждый день все получалось, а если что-то не идет, тушите свет. «Не могу, не умею, все — бросаю». Я сначала нервничала вместе с ними, а потом поняла, что мне надо изменить свой подход. Потому что итальянцу нельзя говорить, что он не умеет прыгать, это неправильно, наоборот его надо поддерживать. 

 

— Это каким же образом, поясните, пожалуйста? 

 

— Надо находить хорошие части прыжка. Да, не получилось, но ты все равно молодец, смотри как хорошо наскок сделал. Этот метод в принципе ко всем применим, но к итальянцам особенно. 

 

ХУДЕНЬКИЕ И ТОЛСТЕНЬКИЕ, СМЕЛЫЕ И НЕ ОЧЕНЬ 

 

— Насколько я понимаю, у вас получился достаточно резкий переход от тренировок, направленных строго на результат в запорожской СДЮШОР к работе с детьми абсолютно разного уровня в клубе Козенцы.  

 

— В Запорожье тоже далеко не все дорастали до высокого уровня. Кто-то шел вперед, а кого-то одолевал страх, и тогда он топтался на месте. Но все равно школа олимпийского резерва, конечно, предполагала, что спортсмены должны соответствовать ее названию. В Козенце мы тоже в этом году набрали группу детей таких, каких хотелось бы нам, а не абсолютно всех — тоненьких и толстеньких, смелых и не очень. Посмотрим, что получится. В связи с кризисом сейчас для многих прыжки в воду стали недешевым удовольствием. Бассейн, тренировки, поездки — все эти расходы ложатся на плечи родителей, по крайней мере, в нашем клубе.  

 

Вы спрашивали про уровень? Конечно, когда восемь лет назад мы приехали туда, он был совсем низкий. «Два вперед», «два назад» на батуте — то, что у нас считалось разминочными прыжками, там не делали вообще. На воде с трехметрового трамплине «два с половиной вперед согнувшись» прыгнуть могли единицы. Поэтому нам пришлось перестраиваться, в первые годы была задача просто собрать программу.

 

— А когда программа более-менее уже была собрана…

 

— До этого мы столкнулись с еще одной трудностью. У детей почему то было такое представление, что если они раз сделали прыжок, значит его уже можно ставить на соревнования. Улучшить, стабилизировать — такого и в мыслях не было. Со временем, конечно, представления начали меняться. Первым большим успехом стало то, что у нас девочка и мальчик отобрались на юношеский чемпионат Европы. Дальше наши ученики привезли медали с соревнований стран Средиземного моря. А потом Джованни Точчи выиграл все золото (метр, три, синхрон) на юношеской Европе. Глядя на эти результаты, и другие спортсмены почувствовали, что нет ничего невозможного, стали подтягиваться. И с одной стороны работать стало проще, а с другой — наоборот появилось больше напряжения, потому что если ты поднимаешь уровень, опускать его уже нельзя. 

 

— Сколько клубов культивирует прыжки в воду в Италии?

 

— Порядка двадцати, в некоторых работают всего один-два тренера, у нас, к примеру, три. На протяжении многих лет лидировал клуб олимпийского чемпиона Клауса Дибиаси, сейчас на первые роли вышел другой — Маркони. Там много тренеров работает. 

 

Козенца сначала была одиннадцатая, потом девятая, шестая и вот в позапрошлом году мы наконец вошли в тройку, в прошлом стали четвертыми — это в сумме, а по мальчикам мы уже несколько лет выигрываем. Мы не можем брать количеством, поэтому берем качеством. Нас немного, но мы работаем со всеми — кто способен и кто не способен тоже. Те, которые хотят, быстрее добиваются результата.

 

ПОНАЧАЛУ СОПЕРНИКИ СМЕЯЛИСЬ: «РОМА С СЫНОМ ВЫСТУПАТЬ СОБРАЛСЯ»

 

— Что значит для итальянского прыгуна в воду попасть в национальную сборную?

 

— Это стимул, поддержка, публичита, то есть реклама, плюс престиж для клуба, за который спортсмен выступает. Когда Джованни вместе с Андреа Кьярабини стали шестыми на Кубке мира и отобрались на Олимпиаду, это было расценено как большой успех. У Италии в синхроне на трамплине среди мужчин давно таких результатов не было. В Рио они заняли пятое место, и отобрались на Мировую серию FINA. Но так как Андреа попал в аварию и был занят лечением колена, мы поменяли его в синхроне на своего спортсмена 18-летнего Франческо Порко, естественно получив сначала добро главного тренера Джорджио Каньотто. Потому что уровень новой пары должен был соответствовать сборной, мы ведь не клуб представляли, а страну в данном случае. И я вам скажу, что Порко этот опыт пошел на пользу, он стал чувствовать себя увереннее, также, кстати как и Точчи. То есть получился примерно такой же вариант, как в свое время с Захаровым и Володьковым. 

 

— Как вообще подбираются синхронные пары? Захаров и Володьков были созданы друг для друга или все-таки их создали вы?

 

— Вообще, для того, чтобы получилась успешная синхронная пара, нужно чтобы у спортсменов соответствовали скоростные данные, а также техника, в нашем случае именно техника сыграла ключевую роль. Тогда обстоятельства заставили нас пойти на такой шаг. Александр Скрыпник, напарник Володькова, травмировался и мы в течении месяца создали новую пару с Захаровым Антон прыгал ниже. Рома подстраивался, толкался меньше и в итоге получился хороший синхрон с медалями чемпионатов мира и победами на чемпионатах Европы. Поначалу соперники смеялись, дескать Рома с сыном выступать собрался. Но когда они стали попадать в тройку призеров, всем было уже не до смеха. 

 

— Хорошо, тогда скажите, какие известные прыгуны были ближе всего к представлению об идеальной синхронной паре?

 

— Найти спортсменов, подходящих друг другу по природным данным, с одинаковой техникой, скоростью, еще и способных прыгать одну программу, очень сложно. Поэтому в выигрыше всегда те сборные, которым есть из кого выбирать. В первую очередь это Китай. У них большая скамейка запасных, все хорошо гасят вход, все имеют сильные программы, остается только определить психологически самых стойких. Хотя с ростом уровня других команд и соответственно конкуренции, китайцы стали сдавать свои позиции. Зачастую им, на мой взгляд, просто не хватает уверенности в себе. 

 

— Антон Захаров уже в 15 лет вместе с Володьковым стоял на третьей ступеньке пьедестала чемпионата мира в Фукуоке-2001, через два года — на второй в Барселоне, а дальше был звездный чемпионат Европы в Мадриде-2004 с двумя золотыми наградами на вышке в индивидуале и опять же в синхроне с Володьковым. Но после бронзы на трамплине с Дмитрием Лысенко в Эйндховене-2008, у Захарова больше не было наград даже на чемпионатах Европы. Хотя он выступал еще четыре года. Слишком рано начав показывать результаты, быстро выхолостился или же не в этом причина того, что его карьера пошла на спад? 

 

— Мне сложно судить. С января 2009 года я уже с ним не работала, поскольку переехала в Италию. Возможно, сказалась смена тренера, надо было время, чтобы притереться друг к другу. Потом он вырос, помощнел. Антон на самом деле и дальше хорошо делал свою программу, но для пьедестала ему все время чего-то не хватало. Может, уверенности, может наглости спортивной, не знаю. 

 

ЗАХАРОВ В КИТАЕ, ВОЛОДЬКОВ В БЕЛОРУССИИ

 

— Как вы думаете могла ли спортивна судьба Захарова сложиться иначе, если бы вы с супругом в свое время не уехали в Италию?

 

— Затрудняюсь ответить, может да, а может и нет.

 

— Мне кажется, тот период был далеко не самым тяжелым для отечественного спорта, бывали времена и по хуже, почему именно тогда вы решили покинуть Украину? 

 

— Знаете, мы оставили здесь много хороших спортсменов. Было очень жалко, но так сложились обстоятельства… 

 

— Последние годы ходили разные слухи, на счет Антона Захарова. Сначала, что они с Алексеем Пригоровым собираются выступать за Казахстан, затем, что они уже в Азербайджане. Но в итоге ни на одном крупном старте мы их так и не увидели. Владимир Молчанов в свое время анонсировал как звездный их, увы, не состоявшийся синхронный дуэт. А на ваш взгляд, какие были перспективы у Захарова и Пригорова?

 

— Антон присылал мне видео, когда они только начинали прыгать вместе с Алексеем. Хорошие прыжочки. Да, они могли еще повыступать, больше сказать затрудняюсь. Знаю, что после того, как у них не получилось в Украине, они пытались уехать в Азербайджан, потом в Казахстан. Но там нужно было ждать гражданство, в общем не сложилось, и на этом все закончилось. 

 

— Вы поддерживаете связь с бывшими учениками, чем они сейчас занимаются? 

 

— Антон в шоу, год отработал в Америке, а в данный момент, если не ошибаюсь, находится в Китае. В больших парковых зонах, вход в которые платный, среди прочих развлечений есть и бассейны для прыжков. Там ставят спектакли для зрителей, в них и участвует Антон. Не часто, но мы с ним созваниваемся по скайпу. А еще каждый год, когда приезжаем в отпуск, с большим удовольствием встречаемся с его родителями в Запорожье. С Романом Володьковым мы побольше общаемся, потому что он тут рядышком в Белоруссии. Да и он все-таки взрослее, очень многое уже понимает, потому что сам тренером работает.

 

РАНЬШЕ МАКАРОНЫ ПОЧТИ НЕ ЕЛА, А ТЕПЕРЬ — С УДОВОЛЬСТВИЕМ 

 

— На чемпионате Европы в Киеве выступал еще один ваш воспитанник Максим Долгов. Расскажите каким он был, когда вы уезжали и каким вы находите его сейчас?

 

— Я тренировала еще его маму Наташу Цыбенко. Максим всегда был очень живым и любознательным ребенком. И с детства выделялся своим огромным желанием. Он достаточно рано собрал программу на вышке. И сейчас хорошо прыгает, молодец он и его тренер (Ирина Журавлева — Прим.А.С.).

 

— Какая из украинских пар на вышке, на ваш взгляд, была более выигрышной: Бондарь/Долгов или Долгов/Горшковозов?

 

— Бондарь — прыгун от Бога. Он стабилен, отлично чувствует задние прыжки. Та пара была хорошей, но и эта тоже. У Максима уже напрыганный дуэт с Сашей Горшковозовым. Главное, чтобы последнему проблемы со спиной не мешали. А так, в принципе, если они попадают свою программу, то спокойно могут бороться за место в тройке на любых международных соревнованиях. В общем, все упирается в качество, как всегда. 

 

— Долгову всего 21. Для него, понятное дело, все только начинается. А какой возраст, на ваш взгляд, критичен для прыжков в воду и как вы оцениваете перспективы таких спортсменов, как Илья Кваша и Патрик Хаусдинг, которым будет уже за тридцать на Играх в Токио. 

 

— Критичный возраст не возьмусь назвать, лучшие годы — 25-26. Это тот период, когда ребята набирают силу. Илья? Чем он мне нравится, так это тем, что у него есть характер! Он любит и главное, умеет соревноваться. Сейчас он стабилен, на протяжении многих лет показывает достойные результаты. Думаю, что он сможет прыгать до Токио. Хаусдинг физически очень силен, посмотрите он все снаряды прыгает на достаточно высоком уровне, а это очень сложно. Поэтому, думаю, и он вполне может побороться на следующей Олимпиаде. 

 

— Как часто вы бываете в Украине и в родном Запорожье? 

 

— Раз год в августе, отпуск там провожу. 

 

— За чем больше всего скучаете, находясь в Италии?

 

— За семьей, за дочкой, за внуками. 

 

— А за борщом и другими блюдами украинской кухни нет?

 

— Знаете, я раньше пасту, точнее макароны, почти не ела, а сейчас с таким удовольствием! Итальянцы ее так вкусно готовят, и столько разных способов приготовления оказывается есть. У них это блюдо номер один. Паста и пицца. Последняя у меня раньше тоже особого интереса не вызывала, вся на одно лицо была, а сейчас вся разная. 

 

Анна САВЧИК, Спорт-Экспресс в Украине

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.