Михаил РОМАНЧУК: «Свою любовь встретил на Олимпиаде в Рио»

30 июля. Будaпeшт. Трoйкa призeрoв чeмпиoнaтa мирa нa 1500 мeтрoв: Мaк XOРТOН, Грeгoриo ПAЛТРИНЬEРИ, Миxaил РOМAНЧУК. Фoтo: energystandard.org

В интeрвью «СЭ» вицe-чeмпиoн мирa нa дистaнции 1500 мeтрoв вoльным стилeм признaлся, чтo в дeтствe сильнo бoялся вoды, рaсскaзaл, кaк Игры-2016 измeнили eгo жизнь, a тaкжe кaк рoдитeли бoлeли зa нeгo нa глaвнoм стaртe сeзoнa в Будaпeштe.

 

В свoи 21 oн ужe мoжeт пoxвaстaться звaниeм чeмпиoнa Oлимпиaды — юнoшeскoй в Нaнкинe-2014, двукрaтнoгo брoнзoвoгo призeрa чeмпиoнaтa Eврoпы-2016, пoбeдитeля и рeкoрдсмeнa Кубкa мирa-2016, мнoгoкрaтнoгo рeкoрдсмeнa Укрaины. Нo пo-нaстoящeму бoльшoй успex пришeл к Миxaилу Рoмaнчуку в июлe этoгo гoдa в Будaпeштe.

 

Тaм, пoкaзaв чeтвeртый в истoрии плaвaния рeзультaт нa дистaнции 1500 мeтрoв вoльным стилeм (14.37,14) пoслe китaйцa Сунь Янa, итaльянцa Грeгoриo Пaлтриньeри и aвстрaлийцa Грaнтa Xэкeттa, учeник Пeтрa Нaгoрнoгo зaвoeвaл сeрeбрo чeмпиoнaтa мирa.

 

A буквaльнo пaру нeдeль спустя зaкрeпил успex трeмя мeдaлями в Тaйбэe: зoлoтoм нa 400 мeтрoв вoльным стилeм с рeкoрдoм Унивeрсиaды, сeрeбрoм нa 800 и 1500. С пoслeдниx дoстижeний мы и нaчaли нaшу бeсeду с Миxaилoм Рoмaнчукoм. 

 

ЭТO БЫЛ ДЛИННЫЙ И ТЯЖEЛЫЙ СEЗOН

 

— В Тaйбэe вы зaвoeвaли зoлoтo нa 400-мeтрoвкe с рeкoрдoм Унивeрсиaды (3.45,96) и двa сeрeбрa — нa 1500 (14.57,51) и 800, гдe прoплыли прaктичeски пo личнoму рeкoрду (7.46,28). Спoртсмeны нe любят гoвoрить o плaнax дo сoрeвнoвaний, нo пoслe вeдь ужe мoжнo? На что из этого вы рассчитывали, а что стало приятным бонусом?

 

— В принципе, я предполагал, какие результаты можно будет показать на дистанциях 400 и 800. Что касается полторашки, то она у меня полностью развалилась в Тайбэе. Все-таки прошло больше трех недель после чемпионата мира, и форма, видимо, подошла к концу. На фоне базы и скорости восемьсот метров еще додержались, а вот полторашка — нет. Но я все равно очень доволен своими результатами в Тайбэе. Конечно, хотелось, чтобы все три медали были золотыми. Но на Универсиаду приехал также Грегорио Патриньери, с которым мы очень плотно соперничали на чемпионате мира в Будапеште. Поэтому выиграть было тяжело. Итальянец вновь оказался быстрее. Ничего страшного, мы стренером будем работать, чтобы в дальнейшем было по другому. 

 

— А в какой момент вы поняли, что на 800-метровке будете не единственным представителем Украины на пьедестале, и что компанию вам составит Сергей Фролов?

 

— Во время финала я смотрел только на итальянца. И уже после финиша увидел, что в тройку попал еще и Фролов. Этот сезон был очень длинным и тяжелым, как для меня, так и для него. Здорово, что получилось закончить его на такой ноте. Мы с Сергеем из разных городов: я — из Ровно, он — из Запорожья. Но мы уже три года как тренируемся вместе, так как оба состоим в клубе «Энергетический стандарт». Клуб нас очень поддерживает. И я, конечно же, был рад и за Сергея, и за нашего тренера Петра Борисовича Нагорного!

 

— Ровенский государственный гуманитарный университет, студентом которого вы являетесь, уже успел отметить ваши успехи в Тайбэе. Или это отложили до начала учебного года? 

 

— Сразу же после возвращения, мне позвонили из университета, поздравили. А потом еще пригласили на линейку первого сентября. Университет тоже много сделал для этого результата. Там с уважением относятся к моему труду, палки в колеса не ставят, наоборот во многом помогают. Не буду лукавить, я не частый гость на парах. Все время в разъездах, если не на соревнованиях, то на сборах в Турции или Днепропетровске. Быть прилежным студентом физически возможности нет.

 

ЖАРЕНУЮ ЗМЕЮ ПОПРОБОВАТЬ НЕ РИСКНУЛ

 

— В Тайбэе свободное время потратили на то, чтобы посмотреть город или, может, ходили поболеть за других представителей Украины?

 

— На другие виды спорта попасть не удалось, к каждому спортивному объекту надо было добираться минут 45. Но по городу погуляли, на экскурсию съездили, посмотрели на Тайбэй 101. 

 

— Из местной кухни рискнули что-нибудь попробовать: побеги бамбука или, может, мясо змеи?

 

— Не рискнул, не хотелось потом сидеть в туалете из-за какой-то там жареной змеи. (Смеется). Был разве что в тайваньском Макдональдсе. 

 

— И как? 

 

— Кое-что вкуснее, кое-что — не очень. Но все же Макдональдс он везде Макдональдс, что в Украине, что на Тайвани. (Смеется). А вообще мы питались в основном в столовой, где были представлены кухни разных стран: итальянская, европейская, мировой микс. В одной рис возьмем, в другой — курицу, в третьей — салатик. В общем, было неплохо. 

 

— Универсиады часто сравнивают с Олимпиадами. Что скажете, похожи они по атмосфере? Вам ведь есть с чем сравнивать, вы были и в Нанкине-2014, и в Рио-2016.

 

— Конечно, похожи. Одна деревня для всех спортсменов, большой корпус еды, назовем его так. (Улыбается). Что касается организации, то в этом плане самые хорошие соревнованиями, на которых я был, это, все же, Юношеская Олимпиада в Китае. 

 

— Олимпиаду-2016, где вы финишировали 15-м на дистанции 1500, вы сами считаете опытом со знаком плюс или все-таки минус?

 

— В плане опыта, однозначно, со знаком плюс! Олимпиада очень сильно поменяла мое мировоззрение и отношение к спорту. Думаю, только благодаря ей у меня сейчас пошли такие результаты. Ведь без падений не бывает и взлетов. Главное, пришло осознание, что это взрослый спорт, что здесь с тобой никто нянчиться не будет, шуточки в сторону — все очень строго. И если ты сам не сделаешь, то за тебя не сделает никто. 

 

МАМА-АНАЛИТИК

 

— Во время азиатского кубкового турне спустя два месяца после Игр-2016 все увидели другого Михаила Романчука. Пусть это была короткая вода, но все же, шесть золотых медалей, три рекорда Украины и два — Кубка мира. Это была та форма, которая должна была быть в Рио или же свои плоды принесли выводы, которые вы с тренером сделали уже после Олимпиады?

 

— База не нарабатывается за месяц-полтора. То есть основа была старая, но уже с некоторыми новыми заготовками и другим подходом к работе — вот и получился такой результат.

 

— Наверняка одна из самых ярких страниц в вашей биографии связана с 21-22 октября 2016 года в Сингапуре. То, что, показав на 1500 метров время 14.15,49, вы побили рекорд Кубка мира, принадлежавший Пальтриньери, вы наверняка поняли практически сразу, а вот когда узнали, что 3.40,64 на 400 — это новый рекорд Украины и что старый Сергея Фесенко держался с чемпионата Европы в Триесте-2005?

 

— Когда финишировал и посмотрел на табло, сперва решил, что мне не хватило две десятые. Ничего, думаю, есть еще два этапа. Будет другая возможность рекорд побить, и, кстати, я таки проплыл потом еще быстрее. А тогда, помню, позвонил домой, мама, вся такая радостная, сообщает: «Ты побил рекорд Украины!» «Да, ладно!» — я не поверил. Что рекорд давний я знал, но не знал, что настолько. Все-таки одиннадцать лет прошло. 

 

— А ваша мама, значит, все рекорды помнит и ваши и чужие?

 

— Мама у меня знает все, вплоть до того, как считаются очки на этапах Кубка мира. (Улыбается). Она у меня как настоящий аналитик. Я еду на международный турнир, пусть даже целенаправленно к нему не готовясь, планируя выступать под нагрузкой (просто нужны соревнования), а она все равно смотрит, кто из соперников заявился и на какую дистанцию, в общем изучает все до мельчайших деталей. 

 

— А кто ваша мама по по профессии?

 

— Учитель начальных классов.

 

— Золото и серебро на Юношеской Олимпиаде в Нанкине, урожай медалей и рекордов на азиатских этапах Кубка мира-2016, теперь вот тройной успех на Универсиаде в Тайбэе. Все это наводит на мысль, что вы комфортно себя чувствуете в Азии, а, значит, должны быть рады, что следующая Олимпиада пройдет в Токио?

 

— Я действительно очень люблю Азию. Не знаю почему, но она мне нравится. Хотя я, в принципе, везде себя достаточно комфортно чувствую, за столько лет привык к перелетам и сменам часовых поясов. Просто так получается, что много соревнований в Азии. И у меня там, как правило, все хорошо складывается. В Токио я уже выступал на этапе Кубка мира. Как раз там установил рекорд Украины на 400. Но я думаю, что к Олимпийским играм-2020 построят новый бассейн. И уверен, что он будет просто супер, потому что японцы очень ответственно ко всему подходят. 

 

БЫЛ В ШОКЕ ОТ РЕЗУЛЬТАТА ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО ЗАПЛЫВА 

 

— Хотелось бы все-таки вернуться к главному старту этого сезона в Будапеште. 1500 метров — это был единственный вид программы на чемпионате мира, где семеро из восьми финалистов, за исключением ставшего бронзовым призером австралийца Мака Хортона, были представителями Европы. Совпадение или нет, что эта дистанция оказалась самой европейской, как считаете? 

 

— Стайерское плавание последние годы начало очень серьезно развиваться в Европе. Есть два сильных итальянца Грегорио Палтриньери и Габриэле Детти. Три спортсмена, которые были в призах на юношеской Европе, сейчас плыли в финале в Будапеште. Это все мой возраст. Мы следим друг за другом, стремимся быть лучше. А здоровая конкуренция, как известно, это двигатель прогресса. 

 

— Скажите, когда на чемпионате мира после окончания предварительных заплывов, вы увидели свою фамилию на первом месте, это был вау-эффект или вы предполагали такое развитие событий?

 

— Я больше был в шоке от результата (14.44,11 — рекорд Украины — Прим.А.С.). Я предполагал, что время будет хорошее, но не ожидал, что настолько. Естественно, после предварительных мне хотелось в финале проплыть еще быстрее, но еще больше хотелось выиграть. Увы, итальянец на тот момент оказался сильнее.

 

— Как считаете, на каком отрезке дистанции вы могли добрать те 1,29 секунды, которые в итоге уступили в борьбе за золото Грегорио Палтриньери? 

 

— Мне, наверное, надо было чуть раньше финишировать, хотя это я сейчас так думаю. Когда я плыл, то делал все, что мог. Но начинаешь анализировать, и понимаешь, что там можно было чуть добавить, там чуть быстрее проплыть. И вот из таких мелочей складывается мировой рекорд и золотая медаль чемпионата мира. 

 

У ПАЛТРИНЬЕРИ ТЕХНИКА ОТСУТСТВУЕТ НАПРОЧЬ, ОН БЕРЕТ ДРУГИМ

 

— Палтриньери на правах новоиспеченного чемпиона мира сказал в одном из интервью: «Круто, что у меня появился такой соперник, как Михаил Романчук». А что скажите вы про свое соперничество с итальянцем или говорить про него сложно, учитывая, три подряд поражения: одно в Будапеште и два в Тайбэе? 

 

— Палтриньери я знаю два года и последние полтора из них мы с ним очень хорошо общаемся. Я тоже, рад, что именно он — мой соперник. Потому что, уверен, между нами нет никакой злости, только здоровая конкуренция. 

 

— Просматриваете видео заплывов, чтобы понять как обыграть Палтриньери? Или считаете, что ответ на этот вопрос следует искать не в тактике итальянца, а в собственной технической и функциональной подготовке? 

 

— У итальянца техника отсутствует напрочь, он свое берет за счет функции и того, сколько он плавает в общем. Хотя талант у него, безусловно, тоже присутствует. Но в любом случае, чем больше работаешь, чем быстрее плаваешь на тренировках, тем выше у тебя потом будет результат. 

 

— У вас, кстати, в мире плавания были если не кумиры, то ориентиры — спортсмены, за которыми вы следили с особым интересом? 

 

— Идолов никогда не было, но есть спортсмены, с которых, считаю, стоит брать пример. Не буду оригинальным, если скажу, что это Майкл Фелпс. Он показывает, что человеку под силу все. Также это Сунь Ян. У китайца отличная техника. А еще есть Кэти Ледеки. Она пример того, с каким отрывом можно уплывать от всех. Я стараюсь брать лучшее от каждого из них. 

 

— А что вы почувствовали, когда узнали, что 14.37,14 — время, которое принесло вам серебро в Будапеште, стало не просто рекордом Украины, а четвертым результатом за всю мировую историю дистанции 1500?

 

— Если бы я показал четвертый результат и выиграл, это была бы совсем другая история. А так я расстроился, потому что мне чуть-чуть не хватило до золота.

 

СЕСТРА МОЛИЛАСЬ, ЧТОБЫ Я ПОСКОРЕЕ ДОПЛЫЛ

 

— А ваши родители, которые находились в тот момент на трибунах, какие чувства испытывали?

 

— Папа кричал, мама плакала от счастья, сестра (ей десять), наверное, тоже, потому что очень хотела спать, и молилась, чтобы я поскорее доплыл. (Смеется). 

 

— Она тоже плаванием занимается?

 

— Нет, пока танцует, и Слава Богу. И неплохо танцует, кстати! (Улыбается) Хотя, может, со временем все-таки перейдет на легкую атлетику, у нас ведь папа — тренер по этому виду спорта. А у сестры, к тому же, хорошо прыгать получается. 

 

— А вас папа не пытался переманить из бассейна на стадион в свое время? 

 

— Никогда такого не было. Потому что он видел как сильно я люблю плавать и что это у меня хорошо получается. Хотя летом после окончания плавательного сезона лет до пятнадцати я все время ходил с ним на тренировки, бегал. Но все-таки к легкой атлетике не лежит у меня душа, кроме прыжков в длину, конечно. (Улыбается). Просто моя девушка ими занимается (Марина Бех -бронзовый призер чемпионатов Европы среди юниоров (2013) и молодежи (2017). — Прим.А.С.)

 

— А кто что лучше делает: вы в длину прыгаете или ваша девушка плавает? 

 

— Вот, кстати, сегодня мы ходили плавать вместе. Но, вообще, даже не знаю, прыгаю я по-моему не очень. Если бы вы все-таки стал легкоатлетом, думаю, бегал бы и также, как в плавании, полторашку. Папа у меня тренер именно по беговым дисциплинам. Кстати, его ученик (Ярослав Голуб — Прим.А.С.) стал пятым в составе эстафеты 4 по 400 метров на последнем чемпионате мира среди юношей в Кении. 

 

— А это правда, что со своей девушкой вы познакомились во время Олимпиады в Рио? 

 

— Есть такое. (Улыбается). С Мариной мы заочно знали друг друга еще до Олимпиады. Поскольку мой папа общался с ее тренером. В Рио я как-то шел в номер после тренировки, а она в столовую. Мы столкнулись возле корпуса, начали разговаривать, и не заметили как прошло минут сорок, время буквально пролетело. После этапов Кубка мира я поехал к ней и мы начали встречаться. Я из Ровно, она из Хмельницкого. Но это не проблема. Сел в машину, каких-то два часа и ты уже там. Поскольку графики сборов и соревнований и у нее, и у меня насыщенные, мы стараемся использовать буквально каждую маленькую возможность для встречи. А так как мы оба спортсмены, то относимся друг к другу и к такой ситуации с пониманием. 

 

КОГДА НЕ МОГ ДОСТАТЬ ДО ДНА, МЕНЯ ОХВАТЫВАЛ УЖАС

 

— Насколько я знаю, большую часть тренировочного времени вы проводите на сборах в Турции. Боюсь даже спрашивать, насколько условия там лучше, чем в вашем родном Ровно?

 

— В Турции есть открытый и закрытый пятидесятиметровые бассейны, плюс открытый на 25. В Ровно один бассейн — закрытый 25-метровый еще времен СССР. Окна там делают пластиковые, а в остальном уже много лет почти ничего не меняется. Но все мои начальные результаты были достигнуты именно в этом бассейне. Я считаю, что и до Юношеской Олимпиады я доплыл в Ровно. А это показывает, что и у нас можно тренироваться и готовить хороших спортсменов. Сегодня многие жалуются на плохие условия. Условия, конечно, играют очень большую роль, но желание ничто не переплюнет. 

 

— А вы помните первый раз, когда пришли в бассейн в Ровно? Какое, кстати, впечатление на вас произвел ваш первый, а вместе с тем и нынешний, тренер Петр Борисович Нагорный?

 

— Он был очень суров со мной, точнее он вообще был очень суров. Совсем не улыбался. И я думал, куда я попал. (Смеется). Сейчас у нас очень хорошие отношения. Дружескими их нельзя назвать, поскольку он тренер, а я спортсмен, и должна сохраняться субординация. Но общий язык мы находим.

 

Когда я впервые пришел в бассейн, мне было шесть лет и я очень боялся воды. Но в лягушатнике плавать научился быстро и меня вскоре перевели в большой бассейн. А там, когда я надевал очки и видел, что дно очень далеко и что я не могу достать до него ногами, меня охватывал ужас. Я останавливался и начинал плакать, говорил, что мне холодно и уходил в душ. Через десять минут выходил оттуда красный как рак и обратно прыгал в воду, и так повторялось очень много раз. 

 

— Вы сами выбрали в качестве специализации длинные дистанции или скорее они вас? 

 

— Наверное, все-таки они меня. Как бы мне не хотелось, я бы сто метров хорошо не плавал. У меня папа десять километров бегал, мама — 400, 800. Видимо, гены.

 

— Скажите, а каким нужно быть или как нужно тренироваться, чтобы выигрывать дистанции от 200 метров до 1500, как китаец Сунь Ян?

 

— Хорошая база позволяет ему плыть столько лет на очень высоком уровне. Проблема в том, что дистанция у него все короче и короче становится. Сунь Ян начал с полторашки, потом она перестала получаться, и он спустился на 400, а сейчас уже начал плавать и 200. Но все равно благодаря хорошей технике и накатанной работе результат у него есть. 

 

Полторашка, вообще, очень сложная дистанция. Я рад, что сейчас могу выступать на ней на высоком уровне, если со временем, почувствую, что мне это уже не под силу, будем с тренером что-то думать. Но специально укорачивать дистанцию я точно не буду.

 

И ТУТ Я ПОДУМАЛ: «ПОЧЕМУ БЫ НЕ ПОСИДЕТЬ НА СТУЛЕ ПОД ВОДОЙ»

 

— Мне всегда было интересно, когда спортсмены плывут 1500 метров, они все пятнадцать минут сконцентрированы на работе, или все-таки успевают мысли и о чем-то отстраненном промелькнуть?

 

— На тренировке получается отвлечься, но во время заплыва на соревнованиях ты сконцентрирован на работе, ни о чем другом не думаешь, только о дистанции. 

 

— Палтриньери, насколько я слышала, уроки танцев для улучшения координации брал, а вы, судя по видео на официальной страничке клуба «Энергетический стандарт» в Facebook, практикуете сидение на стуле под водой? Это в чем помогает?

 

— (Смеется). Помогает… поднять настроение. Это получилось спонтанно, практически сразу после чемпионата мира. Тренировка уже закончилась, и мы решили еще немного времени провести в воде, точнее посидеть в ней. И в этот момент нас засняли. 

 

— А стул и стулья вы сами на дно бассейна затащили? И кто, кстати, вам компанию составлял?

 

— Сергей Фролов. И, конечно, мы все сами сделали — это оригинальная версия. (Смеется). 

 

— Если вернуться к серьезному разговору, то сейчас, когда 800 метров добавили в программу соревнований мужчин на Олимпиаде в Токио, вы уже думали как будете корректировать подготовку или же намерены и дальше концентрироваться на 1500?

 

— До Токио еще далеко, это во-первых. Во-вторых, это все-таки две разные дистанции. Ты проплыл восемьсот и у тебя еще почти столько же остается. Хотя, конечно, мы с тренером будем стараться выжать максимум возможного. В Будапеште я выступал только на 1500. Но по ходу полторашки мой результат на восемьсот был бы на чемпионате мира четвертым. 

 

— Палтриньери после победы на Играх в Рио заявил о своем намерении попробовать силы еще и на открытой воде с перспективной выступить на ней в Токио-2020. Вы когда-нибудь задумывались о том, чтобы попытаться повторить подвиг Усамы Меллули из Туниса — единственного в истории олимпийского чемпиона в бассейне и на открытой воде (на 1500 м в/c золото Пекина-2008 и на 10 км — Лондона-2012). 

 

— Пока не думал, десять километров мне как-то совсем не внушают доверия. Может, со временем я и созрею, для того, чтобы попробовать, но пока желанием не горю. У меня и в бассейне неплохо получается, да и вода там теплее. 

 

— Вы отдыхать предпочитаете поближе к воде, потому что без нее не можете, или, наоборот подальше, потому что вам ее и в спорте хватает?

 

— Отдыхать я в этот раз буду на острове Тенерифе. (Улыбается). Конечно, море есть море, ты сконцентрирован не на плавании, а на отдыхе. Вода ведь очень хорошо расслабляет. Так что поближе к воде можно, главное, чтобы подальше от бассейна. 

 

Анна САВЧИК, Спорт-Экспресс в Украине

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.