Оксана ЧУСОВИТИНА: «Я кажусь кому-то бабушкой? Догоняйте!»

— Зaчeм вaм вooбщe пoнaдoбилoсь в oчeрeднoй рaз мeнять спoртивнoe грaждaнствo при тoм, чтo в Гeрмaнии, нaскoлькo мнe извeстнo, нe oткaзывaлись прoдoлжaть финaнсирoвaть вaшу пoдгoтoвку?  
— Ну, вoт видитe, eсли дaжe мaмa…
Oнa жe в oтвeт лишь смeeтся: «Мнe нрaвится».  
Чтo зaстaвляeт прoдoлжaть трeнирoвки сeйчaс?   — Всe дeсять лeт, чтo вы выступaли зa Гeрмaнию, вaс сoпрoвoждaлa истoрия, кoтoрaя пoлнoстью oбъяснялa нeoбxoдимoсть прoдoлжaть кaрьeру, oплaчивaя тeм сaмым лeчeниe сынa.
 
— Ужe сeйчaс я мнoгo зaнимaюсь трeнeрскoй рaбoтoй, в чaстнoсти — eзжу в трeнирoвoчныe лaгeря, кoтoрыe oргaнизoвывaeт в СШA Свeтa Бoгинскaя. Мeнять рoд дeятeльнoсти бывaeт стрaшнo тoгдa, кoгдa сaм чeлoвeк oпaсaeтся всeгo нoвoгo.   Меня много приглашают на различные семинары, поступает немало запросов на частные уроки. Меня же это только привлекает.
 
Я в семье самая младшая, и мама всегда мечтала видеть меня пианисткой. — Она просто никогда не хотела, чтобы я занималась гимнастикой.  
— Что нужно сделать, чтобы прыжок официально вошел в таблицу гимнастических элементов?  
41-летняя гимнастка в седьмой раз отобралась на Олимпийские игры и выступит там в двух видах гимнастической программы.  
— У меня уже много лет есть мечта — завоевать олимпийскую медаль для той страны, где я родилась и выросла.  
И мне действительно очень это нравится. — На самом деле, да.   Ужасно не люблю ситуаций когда с опозданием осознаешь, что у тебя был тот или иной шанс, а ты им не воспользовался. Бах вообще всегда понимал меня и поддерживал — все-таки сам бывший спортсмен, был пятым на Олимпийских играх в Сиднее, сейчас возглавляет в Ташкенте четыре борцовские школы. Иногда даже медали выигрываю. Многие, как мне кажется, уже вообще перестали обсуждать, не сошла ли я с ума, раз выступаю столько лет — просто привыкли к тому, что я на помосте. Я поговорила тогда с мужем, с которым мы живем уже восемнадцать лет, и он сказал: «Если хочешь — попробуй».
— Нет, как обычно два: прыжок и бревно.   Для того же прыжка очень полезно прыгать акробатику на вольных упражнениях. Хотя в тренировках я прохожу все четыре вида — с тем, чтобы абсолютно все мышцы как можно дольше оставались в хорошем рабочем состоянии.
Меня в свое время очень сильно мотивировало другое. В разгар этих мыслей как-то включила телевизор и увидела передачу о том, как тренируются паралимпийцы. — Специально не слежу, хотя в той или иной мере интересуюсь абсолютно всеми видами спорта. Я заплакала тогда даже, увидев как люди без рук, без ног самоотверженно тренируются, преодолевают себя и не считают при этом, что чем-то обделены.  
Имеет 17-летнего сына.
— К Олимпийским играм вы готовите только один снаряд?  
МОГУ ЕЩЕ ЧЕГО-ТО ДОБИТЬСЯ НА ПОМОСТЕ
Если бы вместо этого я сутками напролет сидела в больнице, думаю, просто не выдержала бы тех переживаний: либо сломалась бы физически, либо сошла бы с ума. А когда дело пошло на поправку, я вдруг поняла, что чувствую в себе силы не только для того, чтобы тренироваться, но вполне могу еще чего-то добиться на помосте. Да и сама я тогда ходила в зал и тренировалась совершенно не для того, чтобы добиться каких-то результатов.   — Это было не совсем так. В Германии мне не ставили условий относительно выступлений за эту страну. Сразу сказали, что готовы помочь независимо от того, захочу я продолжить гимнастическую карьеру, или нет. Просто так было легче хоть ненадолго отвлечься от мыслей о болезни Алишера, от того, что ему приходится переносить.
— Мне кажется, эти качества отличали ее еще в 1992-м в Барселоне, где Света была капитаном вашей олимпийской сборной и возилась со всеми вами, как наседка.  
Я кажусь кому-то бабушкой? За что тут любить-то? Ну тогда догоняйте, в чем проблема?   Хотя наверное это объяснимо: при том, что сын уже взрослый, я по-прежнему худая, не расползлась, фигура в порядке. — Как вообще возможно освоить уникальный по сложности элемент в 41 год? Я прекрасно знаю, чем именно буду заниматься, когда перестану выступать, и ни капельки этого не боюсь.
— Нет.   Зато очень хочу научиться хорошо скакать на лошади.
  — Согласна. До своего переезда в Германию я тренировалась у Светланы Кузнецовой, потом 10 лет у Жанны Поляковой. Или с переходом под узбекский флаг что-то изменилось? С января мне в основном помогает Николай Пак. Это действительно редкое качество — до такой степени чувствовать спортсмена.
— А в чем проблема?  
  Да и на Олимпийских играх в Барселоне, помнится, неплохо справлялись. — Странно слышать.
 
Если бы нынешние мозги я имела в 20 лет, эх… Равных мне не было бы. — Разница в голове. С возрастом начинаешь думать совершенно иначе.  
 
  — Об этом я тоже думала.
 
И когда меня спрашивали, насколько богата моя семья, я всегда отвечала, что очень богата: в ней четверо детей. Моя мама, например, всю жизнь проработала поваром. До сих пор, когда утром звоню маме по телефону, она говорит: «Какая же ты у меня красивая, доченька! Сама себе тогда сказала: «И ты, Чусовитина, жалуешься, что у тебя ножка болит? Заткнись и будь счастлива, что у тебя эта ножка есть!».   Когда есть руки и ноги, человека ничего не должно пугать: он всегда сумеет заработать себе на жизнь, даже если придется мыть полы.
Как удержалась на снаряде сама не понимаю, но понервничать пришлось изрядно. Ничего даже не спрашивает в таких случаях — просто отходит в сторону. — Ну вы и вспомнили! Знает, когда нужно что-то сказать, а когда просто промолчать и дать мне возможность настроиться самостоятельно. На самом деле не могу ответить, в чем причина. Это было так давно… Я начинала выступление как раз с брусьев, и на первом же элементе у меня «вылетела» рука. Наверное это и пугает. На турнире в Рио я даже Свете Богинской призналась перед выходом на брусья, что волнуюсь, словно в первый раз в жизни вообще выхожу на помост.  
  — Научиться играть на пианино в ваши послеспортивные жизненные планы не входит?
МАМА МЕЧТАЛА ВИДЕТЬ МЕНЯ ПИАНИСТКОЙ
Завоевала в общей сложности 11 наград на мировых первенствах, четыре — на чемпионатах Европы, семь — на Азиатских играх (последняя из наград была выиграна спортсменкой в 2014 году в 39-летнем возрасте). Выступала за сборные СССР, СНГ, Узбекистана и Германии. Является первой исполнительницей четырех гимнастических элементов в опорном прыжке, на брусьях и в вольных упражнениях. Сейчас снова представляет Узбекистан. 
— Это ощущение и стало отправной точкой?  
— Нет. После Игр в Пекине, где я завоевала серебро в опорном прыжке, у меня были два очень тяжелых сезона: пришлось прооперировать оба плеча, потом я порвала ахилл, когда восстановилась и снова попала в команду, немцы не взяли моего тренера ни на чемпионат мира в Токио, ни на Игры-2012 в Лондон.  
Сейчас, например, готовлю новый прыжок, который в женской гимнастике не делал еще никто.   У него в связи с этим даже базовой сложности пока нет. — Нравится пробовать то, что не получалось раньше.
— И чем же?  
— Я тоже думала, что сяду на лошадь и сразу поеду. Ага, поехала… Как мушкетеры в кино.
— В чем разница — заниматься профессиональным спортом в двадцать лет и заниматься тем же самым в сорок?  
Тяжело разве что выступать в многоборье, как пришлось сейчас.   — Ваша гимнастическая карьера со стороны выглядит так, словно не стоит вам чрезмерных усилий. Но в этот раз мне нужно было заявиться именно в многоборье, иначе я не прошла бы квалификацию. Обычно я готовлю к соревнованиям всего два снаряда — опорный прыжок и бревно. Мне не в тягость тренироваться, выступать.
— Показать прыжок на каком-либо турнире, либо выслать видеозапись в FIG (Международную федерацию спортивной гимнастики. Поэтому я попробовала этот элемент и тут же от него отказалась. По моим прикидкам базовая сложность такого прыжка должна составить 6,6 — 6,7. В июле в Турции будет проходить этап Кубка мира, хочу попробовать этот прыжок именно там. Е.В.).   — Прим. Максимальную базовую сложность (7,0) сейчас имеют два оборота вперед, но там совершенно невозможно получить хорошую оценку.
— Она осталась той же, что я прыгала на Олимпийских играх в Барселоне.  
  То есть спорт совершенно не препятствует полноценной жизни. А в 20 мне казалось, что если я быстро сделаю всю работу в зале, значит, меня заставят делать еще что-то. И вот эта мысль, что ты и так устал, а сейчас придется еще работать, мешала очень сильно. Раньше я намного дольше разминалась. — Сейчас моя жизнь гораздо более организована: я четко знаю, какая мне нужна нагрузка, как выстроить тренировку, чтобы она была максимально эффективной, и получается, что полноценно отработав утром два часа в зале, я освобождаю себе весь день. Сейчас же, чтобы полностью подготовить тело к работе на снарядах мне требуется 15-20 минут.
  — Нравится выступать, или готовиться к выступлениям?
  Не даются они мне. — Почему?
Или Дарой Торрес, которая выступала на Играх в Пекине в 41 год и завоевала там три серебряные награды?   — Вы как-то следите за судьбами спортсменов, которые, как и вы, выступают в категории «долгожителей»?
По сути живу на два дома. Сейчас собираюсь на неделю в Ташкент — окончательно утвердить в федерации план своей подготовки к Олимпийским играм. Поэтому я тоже в основном нахожусь в этой стране.   — В Германии постоянно живет мой сын Алишер — он сейчас заканчивает школу.
  — В выездке, кстати, спортсмен может успешно выступать в соревнованиях до преклонного возраста.
Оксана Чусовитина. Фото: Reuters
  К ее выступлениям на помосте многие относятся скептически, искренне не понимая, зачем успешной во многих отношениях женщине продолжать истязать себя тренировками в столь почтенном для гимнастики возрасте.
Видимо, для этого я недостаточно хореографична. Гораздо тяжелее мне даются прыжки и повороты, которые пришли в спортивную гимнастику из художественной и которых требуют новые правила.   — Да.
Вице-чемпионка Игр-2008 в опорном прыжке. Чемпионка мира 1991 (командное первенство, вольные упражнения) и 2003 (опорный прыжок). Чемпионка Европы-2008 (опорный прыжок). — И что именно думали, если не секрет?  
— Немецкая федерация по поводу перехода не возражала?  
— Включая ваши фирменные два сальто прогнувшись с винтом?  
— Насколько эта акробатика сложна?  
  Но приезжаю в Ташкент и каждый раз чувствую, что это — мое. Моя земля, мой город. — Вы ведь выступали за Узбекистан на протяжении 12 лет, начиная с 1993-го, завоевав за это время пять медалей в опорном прыжке на пяти чемпионатах мира. Если бы не история с болезнью Алишера, потребовавшая лечения сына в Германии, я бы вообще никогда никуда не уехала бы. А вместе с этим пришла мысль вернуть себе прежнее спортивное гражданство.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.